terça-feira, 15 de dezembro de 2015

Инфекции: прошлое, настоящее, будущее.



“Будьте виросологами, и вы без работы точно не останьтесь”, были слова голландского доктора медицинских наук, вирусолог, изучающий вирус гриппа, Альберт Остерхаус, во время своей лекции на конференции iMed в 2014 году в Лиссабоне. Сначала аудитория реагировала смехом, а сами знали что поводов смеяться нет никаких. Согласно Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) инфекционные заболевания являются причиной 12% смертей среди населения всего мира. Даже в военное время, возьмем пример второй мировой войны, люди погибают в удивительных количествах от инфекционных заболеваний, неужели во время сражений — около полмиллиона солдатов войск США заразились малярией во время второй мировой войны. Остается вопрос: кто же врач? Ответа проще не бывает: инфекционные невидимые невооруженным глазом патогены. В настояще время человечество избавилось полность от всего лишь одной инфекции: натуральная оспа. Мы создали вакцины, безусловно, но часто некоторые привывки приходятся повторять во взрослом возрасте, должность которую многие игнорируют, то из-за времени, то из-за того, что считают, что такие актуальные проблемы как туберкулеза, их не касается. Это огромная ошибка. Причем наша с Вами, а не чья-та. Проблема такова, что уже пришлось сгруппировать три инфекции под термином “социально значимые инфекции” — ВИЧ, гепатит, туберкулез. Реагировать против них профилактическими мерами бывает поздно, а на самом дело нередно задачи решения вопросов социальной значимости, как таковы, падают на плеча ученых и врачей. Единичных. Еще недавный пример: Эбола. Весь мир ждался не дождался волшебного средства от геморрагической лихорадки Эболы, а ученые с другой стороны сами не знали с чем имели дело. И до сих пор вопрос остается открытым — вот сосвем недавно узнали мы, что вирус сохраняется в сперме до 9 месяцев. Я лично вкладывала много времени говоря о геморрагической лихорадке денге, где угодно бы мне дали микрофон и где слайды показать. Каждый раз кто-то понимал руку и спрашивал: “а как лечим?” Улыбнувшаясь я отвечала каждый раз: никак, можно только верить. Привожу другие цифры, более угрожающие и чаще появляющиеся в наши с вами повседневную жизнь, если кажется что Эбола и Денге— далекая проблема от России и мы в зоне комфорта. Наступает зима и уже каждый второй наш знакомый успел переболеть гриппом. Если очень упростить, то видов вируса гриппа бывают три. Только один поражает и людей и животных, это означает что площадь для мутации — огромная. Просто представляете, что вирус мутируется в организме птицы и к нам переходит уже в незнакомой нашей иммунной системе форме. А тот уже не исправляется. Отсюда эпидемии гриппа. Это угроза всему человечеству. Так что, уделяем ли мы достаточно внимание инфекционным болезням? Передаю слово Шведской королевской академии наук. С 1901 по 2015 года присуждали 26 Нобелевских премий по медицине или физиологии ученым, посявещающим свои работы инфекционным заболеваниям и вопросами иммунологии. Последнюю премию в 2015 г., например, выдавали за работы, связанные с малярией и аскаридой. Это не только ставит вопрос инфекций в актуальность, а нас напоминает о том, что враг общий, и только единичные люди умеют с ними бороться. Мы, врачи, не компрексированные герои, мы только знаем лучше вашего соседа размер угрозы. Не зря называют Остерхауса, вирусолог, Дейвида Бекгана вирусологии — ведь же он может спасти все человечество от гриппа, пока мы с вами читаем эту статью и вирус где-то как-то мутирует.

Nenhum comentário: