Pular para o conteúdo principal

Инфекции: прошлое, настоящее, будущее.



“Будьте виросологами, и вы без работы точно не останьтесь”, были слова голландского доктора медицинских наук, вирусолог, изучающий вирус гриппа, Альберт Остерхаус, во время своей лекции на конференции iMed в 2014 году в Лиссабоне. Сначала аудитория реагировала смехом, а сами знали что поводов смеяться нет никаких. Согласно Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) инфекционные заболевания являются причиной 12% смертей среди населения всего мира. Даже в военное время, возьмем пример второй мировой войны, люди погибают в удивительных количествах от инфекционных заболеваний, неужели во время сражений — около полмиллиона солдатов войск США заразились малярией во время второй мировой войны. Остается вопрос: кто же врач? Ответа проще не бывает: инфекционные невидимые невооруженным глазом патогены. В настояще время человечество избавилось полность от всего лишь одной инфекции: натуральная оспа. Мы создали вакцины, безусловно, но часто некоторые привывки приходятся повторять во взрослом возрасте, должность которую многие игнорируют, то из-за времени, то из-за того, что считают, что такие актуальные проблемы как туберкулеза, их не касается. Это огромная ошибка. Причем наша с Вами, а не чья-та. Проблема такова, что уже пришлось сгруппировать три инфекции под термином “социально значимые инфекции” — ВИЧ, гепатит, туберкулез. Реагировать против них профилактическими мерами бывает поздно, а на самом дело нередно задачи решения вопросов социальной значимости, как таковы, падают на плеча ученых и врачей. Единичных. Еще недавный пример: Эбола. Весь мир ждался не дождался волшебного средства от геморрагической лихорадки Эболы, а ученые с другой стороны сами не знали с чем имели дело. И до сих пор вопрос остается открытым — вот сосвем недавно узнали мы, что вирус сохраняется в сперме до 9 месяцев. Я лично вкладывала много времени говоря о геморрагической лихорадке денге, где угодно бы мне дали микрофон и где слайды показать. Каждый раз кто-то понимал руку и спрашивал: “а как лечим?” Улыбнувшаясь я отвечала каждый раз: никак, можно только верить. Привожу другие цифры, более угрожающие и чаще появляющиеся в наши с вами повседневную жизнь, если кажется что Эбола и Денге— далекая проблема от России и мы в зоне комфорта. Наступает зима и уже каждый второй наш знакомый успел переболеть гриппом. Если очень упростить, то видов вируса гриппа бывают три. Только один поражает и людей и животных, это означает что площадь для мутации — огромная. Просто представляете, что вирус мутируется в организме птицы и к нам переходит уже в незнакомой нашей иммунной системе форме. А тот уже не исправляется. Отсюда эпидемии гриппа. Это угроза всему человечеству. Так что, уделяем ли мы достаточно внимание инфекционным болезням? Передаю слово Шведской королевской академии наук. С 1901 по 2015 года присуждали 26 Нобелевских премий по медицине или физиологии ученым, посявещающим свои работы инфекционным заболеваниям и вопросами иммунологии. Последнюю премию в 2015 г., например, выдавали за работы, связанные с малярией и аскаридой. Это не только ставит вопрос инфекций в актуальность, а нас напоминает о том, что враг общий, и только единичные люди умеют с ними бороться. Мы, врачи, не компрексированные герои, мы только знаем лучше вашего соседа размер угрозы. Не зря называют Остерхауса, вирусолог, Дейвида Бекгана вирусологии — ведь же он может спасти все человечество от гриппа, пока мы с вами читаем эту статью и вирус где-то как-то мутирует.

Comentários

Postagens mais visitadas deste blog

We are chimeras

This journey is over. That was a great chunk of my life. I have rented a garage and left a bunch of stuff behind. I shall come back to retrieve it, but will I want it all back, when I reopen those boxes, will I still need them? So I thought about this, and these are the transcripts of my thoughts:

I first step foot on this land as a teenager who denied the existence of the Home. The world was bound to be the Home, and I knew it, even then. I have always suffered from chronic curiosity.

We felt everything, we knew nothing, we toasted and danced, we slept on couches and had neck-pain the other day. I was present and took part in weddings, police investigations, births, fires, carbon monoxide poisoning and car accidents. I left my appendix here, I ran through the streets of a cold winter to catch an ambulance before they left to help a friend, I didn’t think about slipping on the ice and dying, not a single moment. I developed a nail polish habit, a skin care routine and depression as …

RIANNE (eu,ich, ja, I, yo), A COLONIZADORA.

Toda criança normal tem como lembrança normal algum parque ou algo extremamente colorido. A primeira lembrança que eu tenho é de um corredor de hotel, uma janela no fim. Depois... Perguntaram-me em New Jersey se o que eu falava era brasileiro ou espanhol, peguei a bicicleta, achei graça e ralei o joelho - não exatamente nessa ordem, mas nada que me impedisse de ir comprar comida chinesa em caixinha do outro lado da rua, eu sempre kept the creeps quanto à vendedora, ela era alta demais pra uma chinesa.
Foi nessa época que criei um certo trauma em relação a indianos, o acento indiano é um negócio a se discutir - parei de comer dunkin donuts. Era uma máfia, em todo Dunkin Donut e posto de gasolina só se trabalhava indiano.
Admito que só fazia ESL pra perder aula, mas o mundo inteiro precisava sentar em um teatro e ver a cara da Miss Rudek, quando eu, o Hupert (chinês), e a Katrina (mexicana) passamos a ser crianças sem línguas maternas: Havíamos aprendido duas ao mesmo tempo, com um empurr…

Формула хорошего врача

“Не ищите ответов”, - сказал он четко. Однако мне потребовалось несколько лет, чтобы понять эту фразу. Её произнёс профессор Философии и пациент отделения кардиологии. “Умейте задавать себе правильные вопросы”. Я на него смотрела и донца не могла понять смысл сказанного. В тот момент мне хотелось лишь выспаться, но с того дня я «допрашивала» себя чаще: зачем я год за годом, отдаю медицине лучшие годы своей жизни? И так уже шесть лет. Мы скоро, буквально через пару месяцев, будем врачами. Что же мне необходимо, какие профессиональные и человеческие качества я должна развивать, чтобы допустить себя к людям в худший момент их жизни? Оказывается, есть многое за пределами учебников. Задавая себе все время вопросы, я понимаю, что приближаюсь ближе и ближе к ответу. Дифференциальный диагноз, интерпретация анализов, написание истории болезней, правильно собранный анамнез — это те термины, которые мы слышим каждый день, которые мы за шесть лет должны уметь применять в пользу пациента. Дост…